СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПРЯМЫХ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

По мере того как Россия всё сильнее вовлекается в процессы инвестирования согласно международным законам, она встречается с проблемами, предопределенными взаимодействием меж государственной политикой и интернациональными общепризнанными мерками инвестиционной деятельности. И первым из них становится проблема определения понятия «прямые иностранные инвестиции» (ПИИ).

Инвестиции в переводе с английского (investments) обозначают «капиталовложения», таким образом, оба термина, используемых в российском законодательстве, равнозначны.

Более популярными формами инвестиций считаются прямые и портфельные, или реальные и финансовые инвестиции. Критериальным отличием между ними чаще всего признается уровень контроля над предприятиями, который в свою очередь обусловливается характеристиками собственности. Как правило, прямые инвестиции несут за собой глобальный коммерческий контроль, в то время как портфельные ориентированы только на получение дохода.

Имеются, по меньшей мере, 3 группы концепций ПИИ. Первая группа применяет максимально ограниченную категорию прямых инвестиций, связанных с движением физического капитала за национальные границы. Вторая подразумевает реализацию капиталовложений в формирование инфраструктуры (сбытовой, маркетинговой, логистической), никак не сопряженных непосредственно с перемещением производственного капитала. Третья группа применяет ещё наиболее обширную трактовку, допускающую, то что предоставление управленческих умений, документации и т.д., а также связанные с этим затраты считаются непосредственными иностранными инвестициями.

В соответствии со ст. 2 закона №160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»: «прямая иностранная инвестиция – покупка иностранным инвестором не менее 10 процентов доли, долей (взноса) в уставном (складочном) капитале коммерческой организации…». Такая постановка закона является посылкой для последующих заключений:

1) покупка одним иностранным инвестором не менее 10% доли обязано рассматриваться в качестве прямого капиталовложения, т.е. в случае если группа лиц осуществит покупку 10 и более % доли коммерческой организации, в таком случае подобное вложение обязано рассматриваться в качестве портфельной инвестиции;

2) предел в 10% должен означать не что иное, как появление реальной возможности реализации контроля за работой коммерческой организации.

Приведенные утверждения функционирующего законодательства явным образом не согласуются с общепризнанными мерками, определенными для иностранных инвесторов, т.к. по логике законодателя 10-процентный пакет ранее дает возможность эффективно воздействовать в работу фирмы. И вновь мы можем проанализировать последние эпизоды, когда в фирме имеется, к примеру, только два участника. В таком случае участник, обладающий 10%, 20% акций объективно никак не способен рассматриваться как имеющий значительное воздействие на управление и контроль над компанией.

Под контролем подразумевается мониторинг с целью проверки или надзора. Таким образом, он появляется в таком случае, когда вкладчик имеет право совершать вмешательство в хозяйственную деятельность компании. Действительно влиять на деловую активность возможно через полный контроль над менеджментом. А такое право предоставляет только лишь владение не менее чем 2/3 голосующих акций или 2/3 уставного капитала. В противном случае каждое решение может быть заблокировано 1/3 голосов.

Непосредственно по этой причине ПИИ нужно считать капиталовложения, вследствии которых иностранный вкладчик получает не менее 2/3 простых акций общества. Уже после получения контроля над предприятием иностранный вкладчик также способен реализовывать финансирование развития производства.

Инвестиционная деятельность способна реализовываться за счет собственных и заемных средств предприятия. Однако заемные ресурсы подлежат возврату, и только собственный капитал способен иметь «национальность» ‑ быть отечественным или иностранным. Непосредственно по этой причине весьма немаловажно рассматривать непосредственными иностранными инвестициями только вложения личных средств зарубежных инвесторов.

Имеется ряд классификаций прямых зарубежных инвестиций, которые не имеют принципиальных отличий. Можем отметить 7 разновидностей:

‑ создание предприятия на новом месте;

‑ развитие имеющейся  компании или предприятия;

‑ перемещение компании на новое место;

‑ формирование совместной компании как следствие стратегического альянса;

‑ поглощение конкурентов либо компаний с иных сфер (с целью диверсификации хозяйственной деятельности);

‑ содействие в акционерных капиталах конкурентов;

‑объединение предприятий.

Систематизирование теоретических взглядов дает возможность совершить определенные практичные заключения. При исполнении ПИИ-политики является значимым выполнение последующих обстоятельств:

‑ формирование точной правовой основы по регулированию иностранных инвестиций;

‑ предоставление макроэкономической устойчивости;

‑ вложение в область услуг и инфраструктуру;

‑ защита малоимущих социальных групп и окружающей среды.

С целью закрепления ПИИ-позиции Российской федерации требуется создание четкой инвестиционной политики в близкой взаимосвязи с индустриальной политикой. Это позволит направлять иностранные капиталы не только лишь в стремительно окупаемые проекты, однако, и в области, имеющие определяющее значение для успешного инновационного и общественного формирования государства.

С Уважением, Эдуард Тихонов!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *